История одной семьи. Из воспоминаний.

Прабабка Дарьи и прадед Ивана были крепостными крестьянами в 1812 году во время войны с Наполеоном при царствовании Александра I.

Бабка Дарьи и дед Ивана тоже были крепостными и жили в 1834 году при Николае I. Захватили крымскую войну.

В 1856 году на престол взошел Александр II, при нем и отменили крепостное право в 1861 году.

В 1856 году родились родители моей бабушки Дарьи и моего деда Ивана. В 1862 году в возрасте 5 лет они с родителями приехали на хутора. И в 1878 году родились мои бабушка Дарья и дед Иван.

 У Жарова Василия Ивановича и Жаровой Марии Ивановны 26 июня 1978 года родилась девочка, окрестили Дарьей. У них уже был сынок Алешенька, а позже родился Константин.

В это же время в Орловом хуторе у Натальи и Федора Тимофеевича родился сынок Иван. Единственный ребенок в семье, больше детей не было. Наталья сгорбилась и до смерти так ходила.

Еще в младенчестве детей помолвили и в 21 год обвенчали, в 1900 году. Засылали сватов, соблюдая все ритуалы сватовства. Молодые стали жить у Ивана, на Орловом хуторе.

 

[На фото Орлов Иван Федорович ?]

В 1901 году родилась девочка, назвали Клавдией. Орлова Клавдия Ивановна.

26 февраля 1905 года родилась вторая девочка – Нина. Орлова Нина Ивановна.

В 1907 году родились два мальчика Павел и Феденька. У Федора был горб и он прожил всего 2 года. Орлов Павел Иванович и Орлов Федор Иванович.

 

[На фото Орлов Павел Иванович, во время войны 1944 г.]

В 1909 году родился Григорий. Орлов Григорий Иванович.

Ивана забрали на Германскую войну и он там пробыл до 1914 года.

В 1915 году родился еще один сынок, Алешенька. Орлов Алексей Иванович.

А в боевом 1918 году после Октябрьской революции родился Николай. Орлов Николай Иванович.

В 1921 году родился Иван. Орлов Иван Иванович.

А в 1923 году родилась моя мама – Лидия. Орлова Лидия Ивановна.

После, в 1925 году родились две девочки, но они вскоре умерли. Дарье тогда было уже 47 лет.

(Мне рассказывала мама как ее бабушка про детей говорила, что у нее было 9 родов, 11 робёнков.)

А в 1928 году, в канун Рождества, умер ее муж Иван.

На день смерти кормильца, Орлова Ивана Федоровича старшей дочери, Клавдии было 27 лет. Она была отдана замуж в Поздышево за Маркушева Петра. У них рос сын Витенька, 1923 г. р., и она ждала еще одного ребенка.

Вторая дочь, Нина Ивановна, была отдана замуж в Званницу за Матвеева Григория Савельевича. У нее первые две девочки родились мертвые, в 1928 году была беременная.

 

[На 1 фото Матвеевы Григорий (справа) и Нина Ивановна (сестра моей бабушки Лиды), Иван Иванович Орлов (брат бабушки). На 2 — Матвеев Григорий]

Павел, что из близняшек, был еще не женат, но на стороне должна была родить Марфуша, родилась дочь.

Григорий рано женился на Исаковой Дарье Васильевне и она ждала ребенка, позже родила дочь Валю.

 

[На фото Орлов Григорий]

Алеша был дома, ему исполнилось 14 лет. Николаю было 9 лет, Ивану 7 лет, а моей маме всего 5 лет.

Хоронили на Бритинском кладбище за речкой.

1929 год был урожайный на внуков у Дарьи овдовевшей год назад.

У Клавушки, что жила в Поздышеве, родилась девочка, назвали Марией. У Нины родился сынок, назвали Толей и уже была дочь Клавушка, 1926 года рождения.

 

[На 1 фото Матвеев Анатолий с женой Ниной, на 2 — Лида с племянницей Клавдией]

Нина взяла пятилетнюю Лиду, мою маму, к себе в Званницу и Лида жила у нее до школы, два года.

У бабушки Дарьи оставался за старшего Павел и младшие сыновья Алексей, Николай и Иван.

В 1931 году Лида вернулась к матери, так как в сентябре ей нужно было идти в школу. Ей исполнилось 8 лет. В этом же году у брата Гриши родилась девочка, назвали Женей.

В 1932 году ушел из дома Павел, женившись на троюродной сестре по материнской линии, Жаровой Марии Степановне. В этом же году у них родился сын Виктор. У Дарьи остались младшенькие, Николай, Иван и Лидия.

В 1933 году наступила черная полоса для овдовевшей Дарьи. В этот год Алешенька поехал в Тихвин учиться, заболел диспепсией, и Дарье позвонили, чтобы забирала сына. Тогда она, взяв младшую дочь, на лошади поехала в Тихвин. Привести-то привезли, но сына спасти не удалось. Умер Алешенька. Похоронили рядом с кормильцем.

А осенью другая беда. Раскулачили родного брата Жарова Константина Васильевича, а у того была молодая жена с грудным младенцем на руках, дочкой. Их отправили в Сибирь в Кемеровскую область на станцию Яя. Ну, что ж, там тоже можно жить.

А тут стали сгонять в колхоз, сколько было боли, крику, но все бесполезно. Как тяжело покидать насиженные места!

Дарья от горьких воспоминаний о муже, о сыне Алешеньке и о родных братьях Константине, сосланным в глухую Сибирь и об Алексее, запила. Брат Алексей ушел на озеро Байкал мыть золото, да там и сгинул. О нем ей напоминала одна песня:

По диким степям Забайкалья,

Где золото роют в горах,

Бродяга, судьбу проклиная,

Тащился с сумой на плечах.

Идёт он густою тайгою,

Где пташки одни лишь поют,

Котёл его сбоку тревожит,

Сухарики с ложками бьют.

На нём рубашонка худая,

И множество разных заплат,

Шапчонка на нём арестанта

И рваный тюремный халат.

Бежал из тюрьмы тёмной ночью,

В тюрьме он за правду страдал.

Идти дальше нет уже мочи —

Пред ним расстилался Байкал.

Бродяга к Байкалу подходит,

Рыбацкую лодку берёт

И грустную песню заводит,

Про Родину что-то поёт.

«Оставил жену молодую

И малых оставил детей,

Теперь я иду наудачу,

Бог знает, увижусь ли с ней!»

Бродяга Байкал переехал,

Навстречу — родимая мать.

«Ах, здравствуй, ах, здравствуй, родная,

Здоров ли отец мой да брат?»

«Отец твой давно уж в могиле,

Сырою землёю зарыт,

А брат твой давно уж в Сибири,

Давно кандалами гремит».

«Пойдём же, пойдём, мой сыночек,

Пойдём же в курень наш родной,

Жена там по мужу скучает,

И плачут детишки гурьбой».

В 1934 году у Дарьиного сына Гриши родилась еще дочь, назвали Ниной.

В 1936 году пошли репрессии, расстрелы, ссылка в Сибирь. Один неверный шаг, неверное слово и…

У Гриши опять появилась дочь, назвали Раей. И Павла Бог наградил дочерью, назвали тоже Раей. В этом же году Николаю исполнилось 19 лет, он учился в Бурге и окончил школу рабочей молодежи, там же учился и Иван, тому было 16 лет.

 

[На фото Маканникова (Орлова) Раиса Павловна с сыном Сашей]

Лидия жила с мамой, но Дарья совсем не ухаживала за дочерью, а к Лиде пришла первая любовь. Влюбился в нее Василий Чичка. Они гуляли по окрестностям, забирались на вышку. Было лето, у Лиды часто болели зубы, она летом ходила босиком и специально студила ноги в ручье, чтобы не болели зубы. Осенью парня взяли в армию и на прощанье Вася подарил Лиде носочки.

 — Он бы и туфли подарил тебе, да не успел. – Засмеялась Лидина подруга Марфуша.

В 1937 году в Зеленщину приехал фотограф, маме тогда исполнилось 14 лет. Подруги фотографировались с Лидой, есть еще фото на нем Дарья Орлишка, Дарья невестка и ее дети Валя и Нина. Вале 9 лет, Нине 4 года. А Раиньке был годик, она еще качалась в люльке. Невестка Дарья опять была беременная и в 1938 году у них, наконец-то, родился мальчик, назвали Виктором. Дарья мальчишек не любила, но сыну обрадовалась, рад был и Григорий.

Перед самой войной к Дарье вернулись сыновья Иван и Николай. Павел тоже жил в Зеленщине с женой сыном и дочкой, работал на почте. Павел взял Лиду на почту телефонисткой, так она  стала работать и получать хоть какие-то деньги.

У Павла в 1939 году родилась еще дочь, назвали Диночкой. У Ивана тоже родилась дочь Валентина и был сын Юрий двух лет.

 

[На фото Орлова Дина Павловна, 18 лет, Ленинград.]

Война

1941 год. Этим летом началась война. К этому времени у Дарьи был дом напротив Маркушевых, там она жила со своей младшенькой дочерью, 18-летней Лидой, моей мамой. Павлу и Ивану дали броню и на войну не взяли, а Григория забрали сразу.

Клавдия во время войны, когда ее мужа Петра взяли на фронт, перебралась с ребятишками в Званницу. Детей было трое и она опять была на сносях, вот-вот должна была родить. Вите было 14 лет, Мане 12 лет, Миньке 2 года. Родила в 1941 году Зинаиду.

Однажды Клавдия, взяв маленьких Миньку и Зину, завернув их в одеяло пошла в Раменье прятаться от немцев, да на них и напоролись. Приютили ее в погребе знакомые. Оставив детей одних в погребе, пошла Клава искать для них еду. Обратно ее не пустили немцы, они боялись партизан.

— Там дети, пустите!

— Найн, Найн. — Пиф-паф! – Млеко, яйки!

Утром отпустили всех загнанных в один дом людей, женщин и детей. Прибежала Клава к погребу, открыла дверь, слава Богу дети живы! Накормив детей тем, что люди дали, дав им грудь, они пошли тайком обратно в Поздышево.

У Нины во время войны жили солдаты.

В Званнице жила жена Николая Паня, она родила мертвого мальчика.

В 1942 году разыгралась трагедия. Иван прятался у родной сестры Нины в Званнице. А в это время отступали бойцы Красной Армии с Малой Вишеры в Зеленщину. Останавливались у каждой семьи, а Иван в Зеленщину и пришел. 

— А, дезертир, мы тут кровь проливаем, воюем, а ты тут отсиживаешься? Не выйдет! На, получи!

И прострелили Ивану живот. Через несколько дней он умер. А позже, в 1942 году бойцы, узнав, чей сын застрелен, спалили родным Ивана избу.

Тяжело было в войну, посылали на оборонные копать окопы в Малую Вишеру. Там голодно, холодно. Бывало, пойдут к аэродрому на заброшенное картофельное поле ночью копать картошку. А в это время на аэродроме шел бой со стрельбой, было страшно.

А домой вернулись все со вшами, парились дома, отмывались от головных и платяных вшей.

Вместо Павла, ушедшего на фронт, на почту прислали нового сотрудника Михаила. Лиде с ним пришлось работать. Они полюбили друг друга, но и Мишу тоже взяли на фронт. Люди толковали о том, что будут две пары Лида – Миша, так как молодой Миша Маркушев привез красивую Лиду из Поздышева.

В 1942 году, когда русские войска спалили избу, то Лида с матерью перебрались жить в старенькую почту. Михаил написал Лидии письмо, о том, что вернется к ней, но она на письмо не ответила. Куда она пригласит парня, коль сами ютятся в закутке старой почты? На ее молчание Михаил пишет Лиде снова такое письмо: «Ты думаешь я хочу на твое место? О, нет!» И переписка оборвалась.

Было тяжело, мужиков было мало, лошадей не было, все были забраны на войну. Были кой у кого коровенки, поехали на них!

1945 год. Победа! Ура! Но не все вернулись с войны. У бабушки Дарьи из сыновей пришел один Павел, что на Марье был женат. Его призвали на войну в 1942 году. В мясорубку 1941 года он не попал.

Григорий погиб, и жена Дарья получала 28 рублей за потерю кормильца. А вот Николай перед смертью написал матери, что у него в Чувашии живет Елена Осиповна и у них есть сын.

У Дарьиной дочери Клавы погиб муж, и она тоже получала за Петеньку деньги.

У Нины муж вернулся, он был поваром во время блокады Ленинграда, вот и выжил.

Постепенно возвращались в Зеленщину, и другие деревни, люди.

Вот и Гурька, сестра Настя вернулась, а у Гурьки в доме жила молодая жена, тоже Настя, из Красноярска. Привез с двумя дочерьми Зиной и Катей, а для сестры места не нашлось.

У Марфуши, Лидиной подруги, тоже две дочки росли, Нина и Лидушка. Марфуша попросила свою подругу поселить Настю у себя в закутке со старой Дарьей и Лида согласилась. Хоть и против была мать Дарья, но ее мнения не спрашивали. Тик и жили втроем, Лида, ее мать Дарья и Настя Ритюнская.

Настя во время войны была прачкой. Была замужем, родила сына Анатолия. Сын подрос, мужа убили на войне. Позже женив сына, Настя уехала в родное селение на родину.

Весной 1947 года, в Зеленщину прислали поднимать колхоз молоденького красавца Антипова Алексея Васильевича с молодой женой и трехмесячной дочкой. В колхоз входили деревни Званница, Зеленщина, Бритино, Поздышево, Раменье и Лукинское. А другие деревни принадлежали Озерне.

Разруха, голод, ребятня босая с ранней весны бегает. Рвут и едят опестыши, кислицу. Слава Богу дождались весны!

Сельский совет находился в Бритино. В Бритино за речкой был жальник (кладбище), там хоронили усопших со всего колхоза.

 Молодому председателю колхоза дали жилье в Зеленщине, так как там была и почта и медпункт.

Не выдержав плохих условий его жена Лёля уехала жить к маме на Украину. Она попросила мужа отвести ее в Малую Вишеру и посадить на поезд.

— Алексей, поедем со мной и Людочкой! – просила она мужа.

— Не могу, Лёля! Я на задании. Ты пиши как дочка растет. Там брата с женой увидишь, привет передавай, напиши, кто у него родился.

[На фото первая жена Антипова Алексея Лёля и их дочь Люда, 02.08.1960г.]

Проводив молодую жену, Алексей приехал в Зеленщину на лошади, что выдали ему в Малой Вишере. Скучно стало без Лёли.

Однажды пошел Алексей в клуб, и ему там понравилась пухленькая молоденькая, русоволосая Лида.

 

[На фото Лидия с подругой]

— Кто такая?

— А это Дарьи Орлишки дочка. Она со старшим братом работает на почте телефонисткой.

Тут заиграл танец кадриль «Лансье», Алексей знал как танцевать и пригласил Лиду.

— Девушка, как вас зовут?

— Лида! А вас?

— А меня, Алексей!

— Я чего-то вас раньше не видела?

— Я тут недавно. Жена с дочкой уехала, а я остался.

После танца Алексей попросил разрешения проводить девушку.

— Вот тут я работаю и живу! – Заявила Лида.

— Я завтра приду, узнаю, есть ли письмо от жены.

В 1947 году, в сентябре, его жена Леля подала на развод, и Алексей до 18 лет исправно выплачивал алименты своей дочери Антиповой Людмиле Алексеевне.

Девчонки так и липли к нему, но ему понравилась Орлова Лида. Они стали дружить.

Семья у Алексея была большая. Он, его братья и сестры родились в Иванском. Старший брат Михаил жил в Малой Вишере, был женат. Жену звали Клавдия и было два сына, Ваня и Вася.

Брат Петр жил на Украине. У них с женой Марусей в 1947 году родилась дочь Зоя. В 1951 году родился Петр.

   

[На первом фото Антипов Петр с супругой Марусей, на втором Маруся, Зоя и Петр Петрович, УССР, Черновицкая область, Хмельницкий район, на третьем Алексей с Петром и Марусей]

Брат Евгений умер от ревматизма.

Сестра Дуся на год старше Алексея и еще сестра Маруся, 1929 года рождения. Евдокия прошла всю войну, работала санитаркой.

Мать Мария, девичья фамилия Бойцова. Отец Антипов Василий Семенович.

1948 год. Лида с матерью и Ритюнской Настей по-прежнему живут на почте. Настя устроилась уборщицей в школу. Школа находилась недалеко от почты. Дарья в колхоз ходила работать. Все при деле.

Лида с Алексеем по-прежнему дружили. Незаметно пролетело лето, стоял август 1948 года. Лида с Алексеем часто встречались на почте. Перед Яблочным Спасом Алексей сделал Лиде предложение.

— Лида, я мужик, ты – баба, давай жить вместе! Им было по 25 лет.

— Хорошо, — сказала Лида, — приходи завтра к нам в закуток.

19 августа был солнечный день. Лида в печке испекла пирог, заварила чай, купила бутылочку красного и стала ждать Алексея в гости. Тот пришел под вечер, принес тоже бутылку и конфет к чаю. С ними сидели и Дарья мать, и Настя Ритюнская. Так Алексей остался ночевать у Лиды.

Договорились купить дом на другом конце деревни. Рядом был медпункт и дом Мазуровых через дорогу на Званницу.

Так как Алексей сам был председатель сельсовета, то он сам выписал свидетельство о браке. Лидия стала Антиповой.

Переехали, перевезя в новый дом свои небольшие пожитки. Стали обживаться, покупать мебель. Кровать для себя и для старой Дарьи.

Вскоре Лида сообщила Алексею, что ждет ребенка.

— Лидочка, милая! Как хорошо, роди мне сына!

— Я постараюсь, Леша, — пообещала счастливая Лида.

Шло время в хлопотах и заботах. Встретили 1949 год,  Лида работала, в декретный отпуск не пошла. 18 мая родился сын. Роды принимала Анна Ивановна Цветкова, она жила по соседству в медпункте, в закутке. Мальчика назвали Владислав. Лида была счастлива и Алексей тоже.

Долго сидеть она дома с сыном не могла, оставила его на попечение старой матери Дарьи.

Но вот, что удивительно! Вынесут на улицу в одеяльце ребенка, а он плачет, задыхается, не переносил свежего воздуха. В избе сразу замолкал.

Наступил следующий 1950 год. Лида продолжала работать, а старая мать водилась с ребенком. А в феврале случилось непоправимое, заболел диспепсией сынок, открылся понос и рвота.

— Анна Ивановна, что делать, Владенька заболел, иди, посмотри. – Войдя к Анне Ивановне в закуток, проголосила Лида.

Анна Ивановна увидев горящего мальчика велела дождаться утра. Если будет хуже, то срочно везти в Малую Вишеру.

 — Да, Лида, не давай ему грудь, смачивай губки глюкозой, я ему укольчик сделаю.

За окном выла настоящая вьюга, пурга мела. Вернулись домой, ребенок заливался плачем. Забыв наказания акушерки, Лида сунула сыну грудь. Мальчик сразу замолчал, жадно стал сосать грудь, а после опять рвота и понос.

Утром запрягли лошадь Майку. Алексей посадил жену и Настю Ритюнскую и поехали они в Малую Вишеру. Ребенку стало еще хуже. Но когда они доехали до кривого колена, ребенок посинел и умер.

На другое утро, сделав сыну гробик, запряг Алексей лошадку Майку, и повезли его на кладбище в Бритино. По глубокому снегу вырыли неглубокую могилку в самом овраге у елочки. Переночевали у сестры Дуси и вернулись домой. Все вещи ребенка Лида отдала, чтобы ничего не напоминало ей о сыне.

— Лида, хочешь, мы еще сделаем ребенка?

— Ох, Алексей, да я и так беременная в сентябре у нас еще ребенок будет.

— Милая моя, родишь сына, уж этого мы с тобой не потеряем.

Отметили 9 дней, 40 дней, а Лиде так захотелось постного масла с хлебом. Так она каждый день ела хлеб с маслом. Часто вспоминала сына, грустила о нем. Но ничего не поделаешь, Бог дал, Бог взял!

Последние дни перед родами Лида на почту не ходила, тяжело было. Наступило 1 сентября 1950 года. Была пятница, ребятишки пошли в первый раз в первый класс.

Утром рано, собираясь на работу в Бритино, запряг Алексей лошадку. Дарья засобиралась с ним ехать в Бритино к дочери Клаве и проведать родную сестру Груню.

— Ну как ты, Лидушка?

— Да, ничего, Леша, поезжайте, со мной все в порядке.
Уехали. Встав с постели, Лиду, как всегда потянуло поесть хлеба с постным маслом. Время было половина девятого.
— Ох, что это у меня живот будто оборвался. Схожу ко я к Анне Ивановне.
Живот уже побаливать стал. Постучала Лида к соседке.
— Что случилось, Лидочка?
— Да живот, чего-то прихватило.
— Ох, да ты сейчас рожать начнешь! Пойдем-ка к тебе в дом, ляжешь я посмотрю тебя. А где все?
— Они в Бритино уехали. — сказала Лида.
— Ну, ты ложись, еще не скоро родишь, а я пока печку истоплю, воды поставлю, ребенка помыть надо.
Промучившись целый день, Лида в 5 часов вечера, родила девочку.
— Лидочка, смотри, какую чудную девочку ты родила! – Восхилилась акушерка. Как назовешь? Имя-то придумала?
— А назову ее Валенькой, Анна Ивановна. – Сказала Лида радуясь тому, что теперь не одна.
— Ну вот, теперь ты родила благополучно. Пока кормить рано, я скажу, когда можно. – Сказала Анна, вымыв и завернув ребенка в приготовленное одеяльце.
— Ну, Лидушка, отдыхай, на свою Валентинку! – Положив девочку рядом с Лидой Анна Ивановна ушла.
В 19 часов приехали Алексей и Дарья.
— Родила? – раздевшись спросил хозяин.
— Да, девочку родила.
Алексей промолчал, он хотел сына, даже не спросил, как назвала жена дочь.
— Как девочку-то назвала? — спросила мать.
— Валенькой назвала. — Ответила Лида.
— Валенька – валенком значит, ну пусть – валенком, зима скоро!
Так в Бритинском сельсовете Алексей сам выписал свидетельство о рождении дочери.
В январе 1951 года Лида с Алексеем фотографировались у школы. 

  
Алексей поехал учиться в Валдай. Присылал письма, фотокарточки, приезжал на каникулы. Учился 4 года.

   

[На фото Антипов Алексей на учебе в Валдае]

В 1953 году Лида снова ждала ребенка. Работала как-то Лида на почте, а к ней пришла Вера Бойцова и говорит:
— Лида, отдай мне Лешу!
— Да, что ты, Вера, мы с Алексеем еще одного ребенка ждем.
26 декабря 1954 года вечером Алексей был дома. Дочке было 4 года и 4 месяца.
— Алексей Васильевич, на печку забрались бы с дочкой, мешать будете. – Попросила Анна Ивановна.
Забрались на печь. Дочь, перекинув ножонку через отца, хотела слезть с печки.
— Сиди! – строго сказал девочке отец.
— Ну, скоро ли? – подумал Алексей, и тут опять дочь Валя лезет через него.
— Сиди! – опять строго сказал он дочери.
— Алексей Васильевич, с сыном вас поздравляю! У вас сын родился! – сказала акушерка.
Сына назвали Леонид. В метрике написали, что ребенок родился 2 января 1955 года. Вскоре Алексей уехал доучиваться в Валдай.
Ребенка Лида долго кормила грудью, но в сентябре, когда сыну было 9 месяцев, заболела ревматизмом, сковало ее всю.
Повезли в Малую Вишеру в больницу. Валю оставила сестре Нине, а куда маленького деть? Пришлось взять с собой в терапевтическое отделение на второй этаж.
А в январе на машине Алексей повез сына и Лиду домой.
В 1956 году 5 августа родила Лида еще дочь, назвали Зинаида. 
В 1957 году переехали в новый дом, он стоял в другом конце деревни, поближе к дороге на Малую Вишеру и к бабы Насти дому.
Приезжал фотограф и фотографировал всю семью у нового дома.

     
Опять пришла беда. Зина заболела диспепсией. Анна Ивановна помня случай с Владенькой, тогда ее в Зеленщине не было, то спасла бы мальчика, не подпускала Лиду до больного ребенка. Не отошла пока не стало Зине лучше. Обрадовавшись, что ребенок будет жить, и опасность миновала, родители написали в газету «Заря коммунизма» благодарность Анне Ивановне за спасение дочери.

Фотографии жителей деревни Зеленщина

   

Назад…
Карта Зеленщины